Крымская война

Крымская война 1854-1856 гг., вспыхнувшая от пламени амбиций двух империй – России и Англии, - превратилась для русского народа из войны за имперские интересы в защиту Отчизны. В книге Владимира Духопельникова "Крымская война" издательства "Фолио" рассказывается о кровопролитной войне на полуострове у Черного моря. О войне, в которой русский флот и войска охватил массовый патриотизм, а тысячи жизней были положены на алтарь обороны Севастополя.

Чтобы перед читателем открылась более полная картина тех событий, автор отдельное внимание уделяет обстановке в Европе накануне вторжения англо-франко-турецких войск в Крым. Тонкие дипломатические игры, переходящие порой в грубые угрозы, утрачивание позиций Османской империей, вопрос о черноморских проливах и христианском населении Турции, стремления "жандарма Европы" - Николая I, - Англии и Франции, влияющие на судьбы народов, – все это вылилось в боевые действия на крымском полуострове и Кавказе.

Духопельников довольно подробно касается вопроса высадки союзных войск, которые первоначально попытались высадить десант в Одессе, но, несмотря на то, что город за исключением одной батареи не был готов к обороне, корабли встретили серьезное сопротивление и на следующий день ушли. Осенью 1854 года союзный флот подошел к пустынному берегу Евпатории, да и сам город казался покинутым. Его заняли без боя, было высажено около 60 тысяч французов, англичан и турок. Прибегая к воспоминаниям очевидцев, автор показывает царящее тогда среди русских офицеров настроение: "С сентября началась высадка неприятелей без всякой помехи с нашей стороны! Два, три полка с артиллерией могли бы порядочно поколотить высаживавшегося – закаченного на море – неприятеля!". Через три дня союзное войско двинулось в сторону Севастополя.

Первое крупное сражение произошло при реке Альма. В нем русские войска попытались остановить продвижение союзников. В книге хорошо показано, насколько в этом сражении, а также при дальнейшей обороне Севастополя войска, которыми командовал князь Александр Меншиков, не были изначально готовы к вторжению противника. В Альминском сражении приняли участие 55 тыс. союзников при 120 орудий и 34 тыс. русских при 96 орудий. Несмотря на численное превосходство неприятеля, сдержать его имелись неплохие шансы благодаря выбранной местности – возвышенному берегу реки. Однако русское командование не учло возможность обстрела позиции со стороны моря, да и к самой обороне подготовилось слабо, например, банально не хватило снарядов. Вот как описывал это современник: "… артиллерия наша дивно громила неприятеля, ряды их редели приметно, и что же? недостало снарядов… Стыд и позор!.." Потери русских составили 5700 человек, а союзных войск 4300 человек.

Также автор книги обращает внимание на то, что к началу вторжения был плохо подготовлен Севастополь, и работы по его укреплению пришлось вести в срочном порядке. Что отразилось и на решении Меншикова затопить поперек входа бухты корабли. По подсчетам исследователей, за время обороны Севастополя в бухте было затоплено 75 основных военных судов и 16 вспомогательных, включая шхуны. Духопельников подробно останавливается на работах по сооружению оборонительных укреплений Севастополя и тех препятствиях, с которыми горожанам пришлось столкнуться. В очередной раз показала себя русская беспечность – в городе не нашлось ни железных лопат, ни кирок. "Командующие послали снабженцев в Одессу. Но оказалось, что и там кирок в продаже нет, а лопат отыскалось всего 4246 штук". Однако в довольно короткие сроки севастопольцами была создана оборонительная линия вокруг города.

Продолжались работы и под артиллерийским огнем противника. Как писал командующий Черноморским флотом Владимир Корнилов: "Наши укрепления принимают более и более грозный вид, на некоторые вытащили бомбические 68-фунтовые пушки… мы можем надеяться отстоять сокровище, которое русская беспечность чуть было не утратила…" В главе, посвященной бомбардировке Севастополя, автор знакомит читателя не только с предпринятыми мерами для достижения поставленных целей, как со стороны русских, так и со стороны союзников, но и с действиями командиров и простых солдат, отличившихся сообразительностью и героизмом. Например, "во время боя капитан параходофрегата "Владимир" Г.И. Бутаков проявил смекалку, которая позволила значительно усилить эффективность орудий парохода. Он создал судну искусственный крен до 7 градусов, что увеличило дальность его пушек до 4-5 километров".

Бои происходили не только в Севастополе. Как указывает Духопельников, враг высадился и укрепился в Балаклаве и Инкермане. Когда союзники сосредоточили пристальное внимание и все силы на Севастополе, русским командованием был нанесен удар по Балаклаве. Спустя десять дней – по Инкерману; в ходе этой операции русские потеряли 10634 человека, а союзники 4700. Однако сражение заставило англо-франко-турецкие войска отказаться от штурма Севастополя и перейти к длительной осаде. "В Инкерманской битве, - писали англичане, - нет ничего для нас радостного. Мы ни на шаг не продвинулись ближе к Севастополю, а между тем потерпели страшный урон".

В "Крымской войне" на фоне кровопролитных сражений явственно контрастирует тот факт, что даже в это тяжелейшее время находились люди, думающие в первую очередь о личной выгоде. О масштабах коррупции упоминал очевидец событий - русский художник Жемчужников: "… Не одно интендантство грабили. Поставщики не доставляли мяса, полушубков, разбавляли водку; деньги, посылаемые крестьянами своим родственникам, мужьям, сыновьям, до них не доходили и назад не возвращались; а также в ненадлежащем количестве доходил корм лошадям. Крались медикаменты, и знаменитый наш доктор Пирогов был в отчаянии от недостатка медиков. Везде и во всем был беспорядок невообразимый…"

Тем удивительнее, как удавалось русским войскам совершать неоднократные вылазки. Одним из наиболее известных участников вылазок был Петр Кошка, который несколько раз прокрадывался к неприятелю один и зачастую возвращался с захваченным оружием или со сведениями о числе противника. Также ходил в вылазку и Лев Толстой, после чего записал в дневнике, что не только рад был оказаться в числе участников вылазки, но сожалеет, что не пошёл со штурмовавшей колонной. Одновременно с защитой Севастополя не утихали инженерные и саперные работы, а газета "Таймс" писала: "Пальма первенства в этом роде действий принадлежит русским".

В "Крымской войне" Духопельников также обращает внимание читателя на роль гражданского населения при обороне Севастополя. Женщины мыли офицерам белье, предлагали солдатам еду, таскали для бойцов воду, перевязывали и выносили с места боя раненых. Не отставали от них и дети, ко всему прочему собирая неразорвавшиеся снаряды. Однако в конце августа 1855 года союзники предприняли массированный штурм города, в ходе которого овладели Малаховым курганом, и русские войска были вынуждены переправиться на Северную сторону.

Оборона Севастополя продолжалась 349 дней, в ходе боев противник потерял около 73 тысяч человек, потери же русских составили около 102 тысяч человек. Но не только крымской войной отметились 1854-1856 года, в книге отдельная глава посвящена кавказскому театру военных действий. Стоит заметить, что здесь русские войска не встретили особых проблем и в итоге захватили грозную турецкую крепость Карс, что сыграло на руку в дальнейших переговорах.

"Крымская война" Владимира Духопельникова придется по вкусу не только людям, увлекающимся историей, но и всем, кто не прочь расширить кругозор, окунувшись в военные события, произошедшие более 150 лет назад. Ведь от исхода войны зависело будущее земель не только Российской империи. Лорд Пальмерстон, премьер-министр Великобритании, выдвигал проект перекройки карты Восточной Европы: "Аландские острова и Финляндию передать Швеции, восстановить Польское государство как барьер между германскими государствами и Россией, отобрать у последней Крым и Грузию и вручить их Турции".


Просмотров: 2518Рубрики: ОтзывыМесто нахождения: Симферополь
Поделитесь своим мнением

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

| Horror Web