Русский деликатес

– Ну что вы, это уже в прошлом, – поспешил успокоить работников Пётр Смирнов. – Сейчас в Папуа – Новой Гвинее каннибализм не практикуется. Племена хоть и дикие, но вполне сытые и до пожирания себе подобных не опускаются. Кстати, Света, обязательно упомяни это в своём сюжете. Туристам нечего бояться.

***

Василий пытался освободиться от пут. Ему не хватало воздуха, на лбу выступил пот. После того, как дикари проткнули Александра копьём и куда-то утащили, он не сомневался, что тому скоро придёт конец. Осознание этого ударило молотом и по Светлане. Она лежала рядом, то и дело всхлипывая. Если не себя, так хоть её надо спасать, подумал Василий, подползая к стене из веток. Он нащупал крупный сук, повернулся спиной и заработал руками, стараясь волокно за волокном порвать верёвку.

Снаружи воздух огласил крик толпы. Александр испустил дух. Его тело, будто кусок мяса, повисло на столбе, лишь крепкие узлы не дали ему упасть. Шаман оскалился, обратив руки к небу, после чего жители племени Яли в едином порыве издали радостный возглас. К трупу подошли двое папуасов, развязали тело и потащили вперёд, оставляя на земле полоски следов.

Костёр догорал. Немногим ранее языки пламени взмывались к небу, бесновались. Но теперь они стали бледной тенью самих себя, хотя жар до сих пор исходил сильный. Между выгоревших веток и хвороста виднелось множество камней – от маленьких до крупных. Именно они сохраняли столь необходимое аборигенам тепло.

Когда Александра притащили к костру, тело обступили старые женщины с обвисшими грудями. У каждой отсутствовала часть фаланг пальцев, которые в племени Яли отрубали женскому населению в знак скорби по умершему родственнику. Несмотря на увечья, они ловко сняли с белого человека одежду и обернули его в листья пальмы. Тем временем мужчины под нескончаемый радостный шум вырыли неподалёку небольшое углубление и перенесли в него с помощью палок каждый из раскалённых камней.

Папуасы смолкли все до единого.

Шаман осмотрел обступивших его полукругом соплеменников. В их глазах читались покорность и жажда – жажда почтить память предков и насытиться самим. Шаман громко выкрикнул традиционную, известную племени Яли фразу, смысл которой сводился к смирению перед духами. Он указал в сторону поверженного врага, посягнувшего на их благополучие и поплатившегося за это жизнью.

К шаману вышел вождь – уже немолодой, но опытный воин, тело которого помимо устрашающей раскраски покрывали шрамы, полученные во время охоты и в сражениях с враждебными племенами. Его твёрдый и резкий голос пронёсся над головами толпы. Вождь пообещал, что отныне его племя не будет голодать.

Тело Александра, обёрнутое листьями, поместили в специально вырытое углубление, заполненное горячими камнями, и присыпали землёй. Лишь небольшая горка свидетельствовала о том, что на этом месте запекался человек.

***

Остров Новая Гвинея предстал перед путниками, ощетинившись колючими джунглями, словно не желая выдавать страшные тайны. Над верхушками гор лениво проплывали облака. Омывающий остров Тихий океан, будто подтверждая своё название, оказался на удивление спокойным. Самолёт без происшествий приземлился в столице Папуа – Новой Гвинеи – Порт-Морсби, – которая величественно раскинулась в прекрасной бухте юго-восточной части острова.

Издав привычный скрип, шасси коснулись взлётно-посадочной полосы. Александр с интересом рассматривал в иллюминатор небольшой, но такой зелёный город – казалось, пальмы и деревья заполонили железобетонные «джунгли». Возможно, на пенсии стоит перебраться с женой в похожий городок, подальше от шумного, задыхающегося от выхлопных газов мегаполиса, закралась в голову Александра мысль.


Просмотров: 3871Рубрики: Рассказы / ТворчествоМесто нахождения: Симферополь
Поделитесь своим мнением

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

| Horror Web